Карта сайта Почта Главная RUSSIAN
   
 

Записи lyakin | Все блоги.

Лякин Андрей - гениальный директор
Лякин Андрей - гениальный директор

Лякин Андрей

гениальный директор

Отчет о походе в ГМИИ им.Пушкина 10го декабря 2009 года

Итак, про поход в музей. Если вкратце, то ожидания оправдались на все 100%!

 

Все-таки не зря был выбран именно музей личных коллекций - я ожидал от него новых впечатлений, и их получил. Дело в том, что там выставляются произведения искусства по коллекциям, а не как обычно - отсортированные по жанру или времени или по автору. Таким образом, можно ознакомиться не только с картинами, но и с людьми, их собиравшими. Да и хоть немножко, но попытаться сквозь призму коллекций понять, что ценится, так сказать, "на рынке искусства", среди людей, этим занимающихся.

 

Музей в отреставрированном здании, внутри все новое, посетителей очень мало. Четверг - прекрасный день, мы с 17.30 до 20ти где-то гуляли - а в обычный день в 19-00 уже все закрывается. Три этажа - в первых двух коллекции, на третьем - выставки, в подвале гардероб и кафе. Адрес - Волхонка, 10, это если идти от метро Кропоткинская к Кремлю, то по левой стороне следующее здание сразу после самого здания Музей. Вход со двора. Кстати, адрес Музея в Сети - http://www.museum.ru/gmii/defrus.htm

 

Ну что сказать про сами творения - начинается просмотр с авангарда (который я недолюбливаю). И здесь для меня "открытием" стали произведения художника Варвары Степановой! Оказывается, был и такой художник. Такая ржака! Если читать текст про художника, концепцию и творческие поиски, то складывается серьезное впечатление , хочется насладиться трудами великих людей… а потом взгляд падает, собственно, на саму картину, и видишь мазню из трех кружков и палочки поперед. Контраст такой, что башню просто срывает :-) Сфотографировать этот "шедевр" и текст бдительные старушки нам не дали, поэтому рекомендую прогуляться самим.

 

Правда, дальше были и интересные произведения, неизвестные мне имена. Очень понравился зал, посвященный художнику Краснопевцеву. Причем сами картинки особого интереса не вызвали, а вот его личные вещи,  целый уголок мастерской - ребята, это что-то. Новый мир чужого человека приоткрывается через этот набор вещей! Да, были там и две его работы, выполненные в классическом стиле - автопортрет и портрет жены - так вот по ним сразу видно, что он умеет рисовать, и неплохо.

 

Вот так, бродя из зала в зал, добрались мы до второго этажа, и в одном из последних залов были Маковский, Поленов и Репин. Мдааа… я как встал у пейзажа Репина с фигурой его дочери (там она стоит на мостике через ручей в роще), так и остался стоять. До этой картины были какие-то эмоции, в душе роились какие впечатления, а после нее как отрезало.  Разница уровней заметна слишком.

 

И еще в этом же зале был пейзаж Киселева. Я удивился - картина просто превосходная, как я люблю, в стиле/духе "передвижников"! Но я совершенно не слышал о таком художнике, хотя он жил в то же время, что и Репин. Сейчас в Сети посмотрел - да, точно, был он членом Товарищества передвижных художественных выставок. Надо же! Век живи - век учись :-)

 

Потом была кафешка, вкусный капуччино и разговоры ни о чем и обо всем. Хороший вечер, одним словом :-)

Posted at 11.12.2009 01:56 pm Link | 0 comment | post comment
Не знаю, кто написал, но сказано сильно!

location: office

music: silence

meta: не про Lotus Notes,

Представьте себе, что, скажем, в химии, физике, математике или любой другой науке правильная точка зрения определяется путем всеобщего голосования. Вот буквально все собираются - тетя Маша, тетя Зина, сантехник Боря, вон тот мужик с двортерьером на ремешке, сосед, ты сам - и определяют, какую валентность проявляет кислород.
А победивший вариант идет в учебники. В какое состояние тогда придет наука? Представили? Хорошо представили?

А тогда какого же ... вы удивляетесь, почему наука управлять обществом и государством находится именно в этом состоянии?

Posted at 29.04.2009 11:03 am Link | 1 comment | post comment
Рассказ "Рожденный в СССР"

location: office

music: silence

meta: lotus notes domino Автоматизация Бизнеса Автоматизация Торговли Автоматизация бизнеса Бизнес процессы,

Первое, что я помню, это ясли… Вот говорят, что у детей все воспоминания столь раннего возраста безвозвратно стираются. А я точно помню. Зимой на тихий час нас заворачивали, как младенцев в теплые байковые одеяла с завязками, больше похожими на рукава смирительной рубашки и выносили на застекленную веранду. За большими окнами, покрытыми ледяными узорами медленно сгущалась тьма. Тускло светила единственная лампочка под потолком. Иногда раздавался хруст снега под ногами прохожего. И тишина… Главное было вовремя уснуть. Потому что, не дай Бог, зачесалось, где чего. Как ни извивайся, а руки были плотно прижаты к туловищу, и ощущение собственной беспомощности могло довести до слез. Штук сорок коконов лежало на длинных столах и смотрели розовыми мордочками в пустоту. Помню, что я чаще всего представлял, как проснусь и будет полдник, а потом уже придет мама и, посадив меня в санки с мягкой подстилкой, повезет домой…

Я родился в конце шестидесятых. Мама училась в медицинском. Папа был молодой инженер. Жили мы, как и большинство советских людей, в коммуналке. В одной комнате с бабушкой и дедушкой. Она была разделена посередине большим шкафом. В смежной жили мой дядя с женой и моей двоюродной сестренкой. Она была еще мала и сосала грудь, смешно чмокая губами. Одну комнату занимала глуховатая старушка баба Паня. Дальше по коридору обитала еще одна семья, дядя Коля с тетей Тамарой и дочкой Анечкой. Она тоже была младше меня. В квартире не было ванны и горячей воды.

Меня мыли в огромном оцинкованном тазу. Взрослые ходили в баню. Никакой бытовой стесненности я не ощущал. Как и любому карапузу, квартира мне представлялась огромными хоромами, где было до черта заветных тайников и мест для игр. Еще одно из самых ранних воспоминаний тех лет, как я ползаю по полу и толкаю перед собой корпус бывших настольных часов. В нем была круглая стеклянная дверца, где раньше располагался циферблат, и внутрь можно было напихать с десяток деревянных кубиков, имитируя троллейбус. Я толкаю его, время от времени, шепеляво крича: «аштяновка хИровая… аштяновка мазазин упытер…» Это был мой маршрут до ясель…

Самое трудное, особенно зимой, было собираться ни свет, ни заря в ясли, а потом и в детский сад, что находился в том же двухэтажном здании. Помню, я лежу в сонном полубреду на диване, а мать лихорадочно натягивает на меня толстенные штаны с начесом. Ножки гнутся, как резиновые, она умоляет меня держать их прямо, а я никак не могу разлепить глаза. Потом в таком же полуобморочном состоянии, я еду на ее коленях в переполненном троллейбусе. И только, когда с меня снимают скафандр из шубы и оренбургского пухового платка, завязанного на спине, я окончательно прихожу в себя. В общем зале идет первый завтрак, все уже гремят ложками. Я улыбаюсь друганам, усаживаясь за свой столик, и приступаю к трапезе. Кормили нас на убой. Повариха Анфиса изгалялась с соусами и всякими мясными рулетиками, на десерт частенько давали мое любимое лимонное желе, так что я порой терроризировал домашних, требуя налить мне в картофельное пюре оранжевую лужицу или подать сладкой шоколадной колбасы с орешками, как у тети Фисы…
В кайф была обратная дорога из детсада. Я садился в санки и полчаса чувствовал себя барином, обозревающим свои владенья. Дорога проходила мимо спорткомплекса, где на открытом катке тренировались хоккеисты из «Ижстали». Мы обязательно смотрели минут десять. В свете прожекторов, испуская клубы пара, могучие богатыри гоняли шайбу, смачно громыхая о борта. Мне они казались сказочными инопланетянами, сошедшими на Землю в фантастически красивой форме и щитках...
Изредка, ближе к дому, мы посещали заветный магазинчик, чтобы купить сто грамм любимейшего лакомства – конфет из мармелада в виде разноцветных доминушек. Мама тоже их любила. Я никогда их оголтело не сжирал. Подолгу слизывал крупинки сахара, пока они не становились на просвет прозрачными, а уж потом рассасывал во рту. И все равно до дома они редко доживали…

Помню, однажды отец меня взял на мотогонки. Не помню, где были домашние и почему мы с ним были одни. Но к нему зашел приятель, и они с горем пополам в четыре руки упаковали меня в зимние одежды, как им подсказало богатое воображение. Как три заправских мужика, мы шли смотреть спидвей. На улице было за минус тридцать, но центральный стадион «Динамо» был переполнен. Мне жутко все понравилось. Зверски ревели моторы кросачей, ледяная крошка летела из-под шипованых колес, толпа свистела и орала, и дружно охала, когда кто-то с трассы вылетал в сугроб, я был в восторге. Отец с другом согревались водкой, а я, несмотря на то, что уже приклеился соплями к плюшевому воротнику, отвечал стоически, что хочу смотреть еще, и не замерз ни капли. На следующий день я слег с температурой сорок. Мама с бабушкой орали на отца благим матом, он сидел, потупив взор, лишь иногда, с тревогой, оглядываясь на меня. Мне казалось из своего жаркого тумана, что я ему киваю. Я был однозначно на его стороне…

Коммуналка наша жила дружно, как одна семья. Дни рождения и праздники отмечали сообща. По вечерам на кухне допоздна чаевничали. Меня, конечно, гнали спать, как я ни растягивал уже остывший чай. А так хотелось приобщиться к взрослым разговорам…
Но иногда случались бэмсы. Мастером по этой части был родной дядя Валера. Тут все дело было в бабке и ее крови. Дед был карело-финн, бабка – обрусевшая цыганка. Такой вот, лед и пламень. У них было девять детей, но выжило после войны и голода тридцатых только пять, остальные умерли еще маленькими. Две сестры пошли в деда, три сына в бабку. Дядя Валера был младший и самый оторва с детства. Вылитый цыган. Смолистые кудри, смуглая кожа и черные зрачки без радужки, отчего белки и зубы казались ослепительными. Девки ходили за ним табуном, даже когда он женился. К тому же в недалеком прошлом первый хулиган района. Когда родилась моя сестренка, он остепенился. Но местная шпана до сих пор снимала перед ним кепарики в знак признания былых заслуг. Примерно раз в полгода у него срывало башню, он зверски нажирался и строил всю квартиру. Кончалось все примерно одинаково. Приходил с работы дед и они, вдвоем с моим отцом вязали Валерку бельевой веревкой, часа на два, чтоб успокоился. Один раз, помню, даже воткнули кляп, чтоб не орал. Потом он неделю ходил присмиревший, прося у всех прощенья.
Хорошо помню одно воскресное утро. Я стою в своей детской кроватке. В комнате отец, мама и бабушка, деда не было. А посередине беснуется Валерка с кухонным ножом в руке. Пьяный, глаза налиты кровью, орет: «Ну, кто на меня?!! Я вам попомню, суки, как меня вязали!!!» Отец, демонстративно повернувшись к нему боком, бреет уже пять минут одну и ту же щеку электробритвой. Мама с бабушкой пытаются утихомирить. В конце концов, Валерка втыкает нож в полированный бок трюмо и убегает, громко хлопнув дверью. Я даже не испугался. Это ж мой любимый дядя Валера…

Позже, когда я подрос, я узнал его историю, достойную Ромео и Джульетты. В нашем доме жила с бабушкой осиротевшая красавица. Валерка с детства ее любил, но она была подругой главаря конкурирующей шайки-лейки. Потом этот главарь зарезал в пьяной драке двух человек и надолго лег на дно. Валера этим воспользовался, и вскоре она стала уже его подругой. Между ними разгорелся нешуточный роман, весь дом был в курсе и сопереживал. Валере передали, что чувак поклялся его кончить. Наш старый участковый, для которого не существовало тайн во вверенном ему районе, узнал об этом следом. За Валерой установили негласное наблюдение, используя его как живца. И действительно взяли того главаря на танцплощадке в городском саду, куда Валера пришел с возлюбленной. Дело шло к свадьбе, Валерка учился в техникуме и в армию не собирался. Но между ними случилась крупная размолвка, и он спьяну перебил все окна в ее подьезде с первого по третий этаж, закидав их кирпичами, а потом еще подрался с возмущенными жильцами. Участковый предложил ему армию, вместо двух лет за хулиганку. Так он стал солдатом. Девушка его ждала почти три года. Потом один подонок написал ему, что она гуляет с его другом и Валерка перестал ей отвечать. А когда вернулся, выяснилось, что все было подставой, «приветом» того главаря с зоны. Подонка он отмутузил до полусмерти, да было поздно, она исчезла. После смерти бабушки собрала вещи и уехала в неизвестном направлении, не сказав никому ни слова. Говорили, что на Север. Валерка с год пил и куролесил, пока не встретил тетю Валю, свою жену. Но с той поры, если на общем застолье начинали петь «Солдат зелененький в пилотке новенькой…», под которую его провожали в армию, он плакал как ребенок, а тетя Валя злилась…

Помню еще утро первого января, когда вся квартира отсыпалась после бурной ночи. Первыми встали я и дядя Валера. Правда, я его редко называл дядей. Валера, иногда даже Валерка, заигравшись. Ему и было-то в ту пору не больше двадцати пяти. Мне где-то около пяти. Мы сели с ним вдвоем на кухне, и он пожарил на сковороде холодные пельмени. Шипящие, со шкварочками, сыпал в две тарелки и налил мне полстакана пива. Себе водки. Вкус пива был мне уже знаком. Летом отец взял меня с собою на футбол. Было жарко и к концу второго тайма мне нестерпимо захотелось пить, а редкие разносчицы напитков и бутербродов появлялись только в перерыве. Он дал мне отхлебнуть немного «Жигулевского». Оно мне, кстати, не понравилось, как и сам футбол. Было плохо видно с боковой трибуны.
Валерка чокнулся со мной: «Ну, давай, племяш… Только мамке с батей ни гу-гу…» Мы ели, обжигаясь и хитро посматривая друг на друга. Было в этом что-то от еще неведомого мне мужского братства. Его крупные желваки ходуном ходили под смуглой кожей, острый кадык гулял верх-вниз. Я смотрел на него с детским обожанием. А потом срубился спать по новой…

Вторым в нашей квартире любителем узнать, где раки зимуют, был дядя Коля. Его жена Тамара была очень эффектной женщиной, и он ревновал ее к любому телеграфному столбу, тем более по долгу службы часто отбывал в командировки. Редко, но метко, он гонял ее по всей квартире, приняв лишнего на грудь и орал: «Я-тя выведу, паскуда, на чистую воду!!!» Как правило, она спасалась у нас. Дядя Коля ломился в запертую дверь, бабка вела с ним переговоры, а мама с тетей Тамарой перешептывались. Только однажды он стал крушить нашу дверь чугунным бизменом, которым по старинке пользовалась бабушка, намереваясь вышибить замок. Тогда дед с Валеркой связали его, как обычно вязали самого Валерку. Веревка всегда была наготове. Дядя Коля быстро отошел. Все эти пердиманокли ничуть не сказывались на общей атмосфере дружбы и взаимопомощи. Уже через два дня вся коммуналка могла шумно заседать на кухне, гогоча над новым анекдотом или байкой. Философия «с кем не бывает» была в крови, а не в словах…

Самым тихим обитателем квартиры была, конечно, баба Паня, сверхнабожная деревенская старушка, перебравшаяся в город несколько лет назад. В ее комнатушке всегда был полумрак, масляно чадила лампадка под одиноким образом, пахло травами и карвалолом. Еще у нее имелась никелированная кровать с большими набалдашниками, на которую она взбиралась с маленькой приступочки, так она была высока, и перина с горой подушек, в которой она утопала, так что оставался виден лишь один торчащий носик. Я любил к ней приходить, когда была гроза. Баба Паня занавешивала окно ватным одеялом, пряталась в перине и укрывалась вторым одеялом, причитая: «Ой, Илюшенька-пророк на колеснице раскатался… Ой, раскатался… Спаси, Господи, прости…» Я не знал, кто такой Илюшенька-пророк и вместо колесницы представлял телегу, громыхающую по облакам, но страх бабы Пани был заразителен и притягателен одновременно. Я приходил бояться за компанию. Раскаты грома глухо пробивались сквозь завесу на окне, слабый огонек колебал темный лик иконы, баба Паня во мраке охала и истово молилась. Это был жутко до прекрасного…

А самым молчаливым был мой дед. Если он произнес за день больше трех слов, это значит, он разговорился. Только пропустив стопочку, другую он мог вспомнить какую-нибудь ядреную историю из своей долгой жизни. Или же по делу. Заправляла всем бабка, обладающая несгибаемой волей и характером. Дед ей никогда не перечил. Он молча делал все по-своему. И не велся на ее наезды. Лишь иногда взметнет всклокоченные брови и звучно цыкнет. Бабка замолкала, отступая. Он всю жизнь проработал на одном заводе мастером и у него был сундук грамот и наград за рационализаторские предложения. На войну его не отпустили. Я любил играть с его медалью «За доблестный труд» с профилем Сталина и знаками отличия. Еще у деда было хобби. Он тачал валенки всем окрестным бабкам. Ставил вторую прорезиненную подошву и кожаные набойки на нос и пятку. Иногда брался за более серьезную обувку. В общем, сапожничал. В субботу или воскресенье он выгонял всех из комнаты, кроме меня, ставил верстачек и раскладывал свой инструмент. Надевал длинный кожаный фартук. Священнодействовал, делая все степенно и не торопясь. В этот день бабка разрешала ему курить его любимую махорку в комнате, папирос и сигарет он после войны не признавал. И вскоре она наполнялась душистым облаком из самосада. Запах кожи и смолы, которой он натирал бечевку, дополнял картину. Я любил смотреть, как он работает, как точит острые ножи, плюя на каменный брусок, как отмеряет заготовки, как крутит козью ножку. Это завораживало. Однажды он решил меня привлечь, обьяснив, как шилом делается петля-узел, скрепляющая части в целое. Кончилось все тем, что я проткнул шилом ладонь, загнав крючок довольно глубоко. Минут пятнадцать дед осторожно доставал крючок, чтобы не вывернуть и ткани с мясом. Я глотал слезы. Бабка отвесила деду смачный подзатыльник. В другой раз, воспользовавшись его отсутствием, я нарушил запрет брать инструмент и долго фехтовал острыми ножами по-пиратски, потом подбрасывал и ловил шило. Пока не промахнулся. Шило вертикально воткнулось в большой палец на ноге и осталось так стоять, пройдя почти насквозь сбоку от ногтя. Боли я не чувствовал и, замерев от ужаса, ждал молча деда, чтоб не встревожить бабку. Дед так же молча оценил ситуацию. Осмотрел палец и одним резким ударом пробил его навылет. Затем откусил кусачками крючок, и столь же резко выдернул его обратно. Крови не было ни капельки, но я сильно перебздел. Теперь смачный подзатыльник схлопотал я…

Играть в квартире мне было не с кем. Наташка только-только научилась ползать, чем лишь добавила мне хлопот. Когда все были заняты, я сидел с ней, контролируя ее хаотичные передвижения. Анечка тоже не дотягивала до полноценного соратника. Зато на первом этаже жил Игоряша, мой лепший друг. Меня отпускали в гости, и я самостоятельно спускался со второго этажа на первый. Их коммуналка была больше нашей, на кухне и в коридоре постоянно кто-то пасся, и входная дверь была всегда открыта. Кстати и наша дверь днем закрывалась лишь на крючок-щеколду, как в сортирах, и только ночью на единственный замок.
Семья моего друга считалась зажиточной, они жили втроем в двух смежных комнатах, и у них стояла полированная стенка с хрусталем. Для нас было раздолье, кроме игр, мы могли уединиться для воплощенья в жизнь самых смелых планов и идей. Например, я узнал, что огонь высекают трением о дерево. Была расколота тарелка из сервиза, и пока тетя Полина, мать Игоря, готовила ужин, мы исполосовали осколками всю полировку на шкафу на уровне своего росточка. Искр мы не добились, зато нам всыпали по первое число. Я был залимичен на неделю.
В другой раз, после просмотра героического фильма про красных партизан, мы загорелись идеей имитировать подрыв вражеской колонны из игрушечного грузовика и пластмассового танка. Игорюха стырил три коробки спичек, что мы вывалили горкой. Вместо бикфордова шнура, он предлагал вымочить в «Шипре» кусок веревки. Я придумал кое-что получше. Дед три раза в неделю по ночам охранял гаражный кооператив, где у него была охотничья двухстволка. Дома имелся порох и дробины, которыми он заряжал патроны. Не смотря на возраст, я знал, что порох дюже важная и нужная в хозяйстве вещь. Трясущимися руками я насыпал горку черного крупнозернистого волшебного порошка в бумагу. Мы выложили из него дорожку к спичкам и, сховавшись под кроватью, произнесли необходимый диалог про «смерть фашистам», прежде чем поджечь… Диверсия удалась на славу. Порох выдал столько дыма, что через минуту он плотным слоем висел под потолком, не думая рассасываться. Помимо врагов был подорван и ковер, на котором черная дорога указала путь тете Полине к «партизанам». Игорь поимел ремня, а я был забанен навсегда. Теперь он поднимался ко мне в гости. Но здесь было уже не разгуляться, повсюду были взрослые. Единственное место, где мы укрывались, был большой чулан с зимними пальто и шубами. Пахло нафталином, мы взбирались на перину для гостей и в темноте заговорщически перешептывались, доверяя друг другу тайны и детсадовские новости. Иногда, спохватившись, взрослые нас находили там уснувшими.
Все остальное время мы проводили во дворе…


© zooch

http://voffka.com/archives/2009/03/30/051251.html

Posted at 30.03.2009 05:38 pm Link | 0 comment | post comment
Рассказ. Просто рассказ.

location: office

music: silence

meta: lotus notes forever по-любому,

Рассказ. Просто рассказ.

- Петя, Петр, Петруччо, прием! Отвечай, кто я!
Петр открыл один глаз, посмотрел на потолок и, видимо, чему-то ужаснувшись, уронил голову на стол. Вытянул руку, потрогал.
- Ж-женщина. – тихо сказал он.
- Ура! – сказал голос. - Отличное начало. А теперь вопрос на миллион: где ты находишься?
Петр медленно поднял голову, приоткрыл глаза и еле удержался на стуле, вцепившись в него обеими руками.
- Я в вверттоллетте. Сука, я по-любому в вертолете.

Женщина нахмурилась, вытащила из холодильника пиво и налила полный коньячный бокал.
Не открывая глаз, Петр коршуном метнул неожиданно цепкую руку и жадно опрокинул бокал в себя, подстукивая процессу кадыком. Помолчал. Поднял глаза и практически приветливо сказал жене:
- Лю-ю-юбочка!

Женщина тихо выматерилась и налила второй стакан. Видимо на его дне лежала истина, потому что выпив, Петр улыбнулся и сказал:
- Привет, Маша. Как дела?
Маша немедленно убрала пиво в холодильник, уселась напротив и сказала:
- А теперь, Петя, рассказывай мне свой вчерашний вечер, гаденыш.
- Машенька. Мы вчера отмечали Сашино повышение. Он теперь начальник внешнеэкономического…
- Дальше.- прервала жена.
- Посидели в ресторане, потом поехали на эту вот нашу квартиру. Можно мне еще пива, Машенька? – жалобно попросил Петр.
- Бог с ней с люстрой. – сказала Маша. – Меня другое интересует, Петр. Кто вот эти люди?

Все еще глупо улыбаясь, Петя вытянул голову и заглянул в гостиную. На полу вповалку спали пятеро волосатых мужиков. Валялись какие-то гитары.
Петя крякнул и залился краской.
- Это мои коллеги? – застенчиво спросил он.
- Это, блядь, группа «Ария», Петя. Рок-музыканты.
Петя осторожно встал, открыл мини-бар, откупорил бутылку «Мартель» и разом выпил четверть. Мелкими шажками он подошел к спящим мужчинам. Перевернул одного носком (перевернутый Холстинин мгновенно начал громко храпеть), наклонился, вгляделся. Закрыл рот рукой и круглыми глазами посмотрел на Машу. Маша поманила Петю пальцем.

- А теперь, Петя расскажи мне что это? – в руке Маша держала лист бумаги.
- Сложно даже представить. – хмуро сказал Петр.
- Программное заявление… - начала читать Маша. – Мы, нижеподписавшиеся, депутат Законодательного Собрания Челябинской Области, Петр Волобуев и группа «Ария», утверждаем что хард-рок хуярили, хуярим, и если избиратели не против, будем хуярить впредь. До полной победы мировой революции. Подписи. На бланках Зак.собрания.
- Я свобо-о-оден. – грустно прохрипел Петр.
- И вот этим, с позволения сказать, программным заявлением, завалена вся комната. Та, в которой принтер стоит. Пачек двадцать бумаги изведено. Вы что их, по ящикам собирались разносить?
- Ну убей меня, убей.- сказал Петр. – Не помню я ничего.
- Глаза твои бесстыжие. – сплюнула Маша. – Так, больше не пей, понял? Я на работу съезжу и за тобой вернусь. И чтоб этих волосатиков здесь не было, понял, Петя? Накосячишь – разведусь с тобой. Сил уже нет.
Хлопнула дверь.

Петя налил бокал коньяку. присел на корточки возле спящих мужчин. Поводил бокалом возле их трепещущих ноздрей.
-Цып-цып-цы-ы-ы-ып. – ласково и душевно сказал он.


(с) 1st_element

Posted at 13.03.2009 07:12 pm Link | 0 comment | post comment
Посмеемся вместе: 10 Доказательств Того, Что Мир Несправедлив

location: офис

music: тишина

meta: Lotus Notes Domino, Автоматизация Торговли, Смешное, автоматизация бизнеса, не имеет отношения к:,

10 Доказательств Того, Что Мир Несправедлив

Если бы жизнь была справедливой …

1. Ксения Собчак не вела бы шоу «Остаться в живых» на Первом канале, а говорила «картофель фри к гамбургеру будете заказывать»?

2. В дипломах выпускников экономических, юридических, журналистских, политологических и маркетинговых факультетов сразу бы значилось «Безработный с высшим образованием».

3. Любой человек, ответивший на вопрос «Про что эта песня Бориса Гребенщикова?», автоматически бы получал хрустальную сову и красный пиджак магистра клуба Что?Где?Когда?

4. Программа Максимум называлась бы Интеллектуальный Минимум.

5. Тех, кто называют своих детей Жозефина или Святозар автоматически лишали бы родительских прав.

6. Когда я был маленьким мальчиком, воспитательницы в детском садите часто шлепали меня по попке. Разве справедливо, что в детстве женщины среднего возраста делают это, пока мы, мужчины, не в состоянии этого оценить, а как только мы взрослеем и начинаем врубаться в тему, то с нас сразу же начинают требовать за это деньги?

7. Разве справедливо, что стоит только закопать расчлененный труп своей жены во дворе, как соседи начинают на тебя косо смотреть и перешептываться?

8. Ну разве справедливо, что люди, которые ТОЧНО ЗНАЮТ, что нужно сделать, чтобы сборная России по футболу выигрывала, уже работают а в таксопарке?

9. Разве справедливо, что нельзя заранее позвонить в вытрезвитель, и заказать себе место получше? «Можно мне койку у окна, на три часа ночи? Что? Нет, я не один буду, с Вованом и Коляном. И это еще … чтобы не били, пожалуйста.» И вообще, когда они дадут мне карточку постоянного клиента?

10. Разве справедливо, что Билайн и МТС так и не ввели тарифный план Быдло, для тех, что кричит на стадионах «Россия, вперед!», покупает пиво «Охота» и ездит на тонированных шестерках.

Взято отсюда: http://davydov.blogspot.com/2008/12/10.html

 

Posted at 18.02.2009 02:13 pm Link | 1 comment | post comment
Леонид Каганов.

location: office

music: silence

meta: Lotus Notes Domino, Автоматизация Торговли, автоматизация бизнеса, не имеет отношения к:,

Мысль дурака дискретна

Дуpак мыслит cпинным мoзгом, сaмыми простыми кaтeгориями: добpо/злo, [skipped/skipped], пoлезно/вреднo, рaй/ад, пoлoжительная энeргия/отpицaтельная энeргия, враги/дpyзья, ерecь/cвятoсть и так далеe. Мыcль дyракa остaнoвилаcь в развитии нa yровнe младенца, кoтoрый вызубpил, чтo бяка - этo плoxо, а нaкa - xорошо; нa ypовне пaпyасa, для кoторoго веcь миp c его пpоявлeниями - pезультат pабoты злыx дyхов леca и добрых дуxов лecа.

Любоe знание y дyрaкa - всeгдa полярная точкa зpeния. На крaсной тaбyреткe cидеть вpeдно для жoпы, на cинeй - пoлезно. Тaблeтки - xимия, тpавки - прирoдa. Moнитор излyчает вpeдную энеpгию, кaктуc y монитоpa - полeзнyю.

Информaцию дyрак вocпринимaeт лишь тy, котopая даpит eму пpoстые и пoнятныe oбъяcнения. Наyчныx объяснений дyрaк не воcпpинимaет. Для негo чудoвищнa мысль о том, чтo явлениe можeт oблaдать не oдним cвойствoм, а неcкoлькими, что в разной ситyaции эти свoйcтва могyт окaзaтьcя полезным или вpeдным, и это всe отноcительнo и пoзнaется лишь в cpавнении. Дуpак никoгдa не соглaситcя изyчать cложные взаимосвязи, чтoбы понять пpинцип. Для него приятнеe найти oдну взаимocвязь - услышaть проcтoй и понятный ответ, и кто прeдлoжит ответ проще и пoнятнee, тот и будет прaв в глазax дуpакa. Oт чего всe болeзни?

(more...)

Posted at 29.01.2009 08:31 pm Link | 0 comment | post comment
Смешная картинка. Нецензурная.

location: office

music: silence

meta: Веселые картинки,

Тяжело быть добрым

 

Posted at 29.12.2008 02:52 pm Link | 1 comment | post comment
Советы начинающим бомжам

location: офис

music: тишина

meta: кризис,

Советы начинающим бомжам

Взято отсюда ---> http://www.inosmi.ru/translation/246314.html

Exiled Online, 15 октября 2008 г. Джон Долан (John Dolan)

 

В прошлом году я потерял все и стал бездомным. Я воспринял это как свою личную беду, виня во всем жестокую судьбу и собственную глупость. Как выясняется теперь - во время обвала экономики, - тогда я был своего рода испытателем, на себе изучавшим все тяготы бедности, чтобы поделиться бесценным опытом с миллионами американцев, которым он еще пригодится.

И я говорю о настоящей нищете. Мы с женой в течение нескольких месяцев скатились по социальной лестнице, миновав по пути несколько степеней бедности. Сперва нам пришлось вспомнить голодную студенческую молодость, когда тебе начинаются сниться ночные кошмары на тему оплаты жилья, а под конец каждого месяца наступает время простой, здоровой диеты. Но очень скоро на смену этому пришла уже совсем диккенсовская нужда, которую избалованные благополучием западные обыватели вроде меня просто не могут представить в своей жизни. Именно такие тяготы познают в ближайшем будущем очень многие, потому что - я здесь именно затем, чтобы сообщить вам, - это может случиться с каждым.

И это чрезвычайно неприятно. Вы можете сказать: 'Да ладно?! Удивил!' - но это просто оттого, что вы до конца в деталях не представляете себе характер этих неприятностей. Поэтому я постараюсь вкратце описать, к чему нужно быть готовым и как вести себя в ситуации, когда вопрос не сводится к урезанию расходов или к продаже второго автомобиля, когда ты остаешься вообще без машины и даже без денег на еду и отопление.

Все истины, постигнутые нами в нищете, могут показаться тривиальными. Однако не стоит забывать, что человеку очень трудно мыслить четко, когда его жизнь разваливается на глазах. Вот эти нехитрые старые заповеди, которые правили миром до наступления эпохи среднего класса и сейчас вновь вступают в свои права.

Тепло. В самую первую очередь вы нуждаетесь в сухом теплом месте для ночлега. У нас с женой была только небольшая яхта без отопления, и этого оказалось недостаточно. Мы просыпались под шум морского прибоя, колотящего ледяным крошевом по обшивке лодки, и понимали, что времена 'Отверженных' никуда не делись. Когда мы наконец сбежали погостить к родственникам, мы неделями просиживали у их газового камина, завернувшись в одеяла. Пожив немного в холоде, перестаешь даже хотеть есть. Тебе будет хотеться только тепла, которого так не хватает. Только тогда ты осознаешь, что самая страшная вещь на земле - это холод. В старых английских диалектах 'голодать' было синонимом слова 'замерзать'. Вы еще поймете, почему.

Машина. Если у вас есть авто, его, возможно, стоит продать сразу. Машина высасывает из своего владельца последние доллары. Но есть кое-что похуже: полицейские на улицах чуют чужое отчаянье и не выносят бедных. Раньше я не испытывал особой неприязни к полиции (за исключением наркоконтроля), но теперь я их просто ненавижу. Истинное назначение полиции в том, чтобы не пропускать на трасы бедняков. Как-то раз я ехал на собеседование насчет работы (это могло стать для нас спасением от нищеты), и меня остановила женщина-полицейский. Моя автостраховка оказалась просрочена на две недели - естественно, потому что на ее продление у нас просто не было денег. Полицейская влепила мне за это штраф на 600 долларов, плюс еще 120 за устаревший домашний адрес, указанный в водительских правах. После чего она вызвала эвакуатор, и пока я провожал обалдевшим взглядом свою буксируемую машину с нашей перепуганной собакой внутри, дама-коп гордо изрекла: 'Пусть это станет для вас уроком!' И я остался один посреди типичной для американского Запада улицы: четыре полосы интенсивного движения и никаких тротуаров.

Вы бедны? Отныне полицейские - ваши враги. Они попытаются достать вас именно через вашу машину. Так что ее лучше продать, если есть возможность - я имею в виду тот маловероятный случай, если в вашей местности хоть как-нибудь функционирует общественный транспорт.

Стыд. О нем забудьте сразу. Стыд - это прихоть. Об этом можно даже ничего не говорить: стоит вам пройти через настоящие голод и холод, старая добрая млекопитающая особь проснется в вас, чтобы выжить. И стыд перестанет что-либо значить.

Вы обнаружите также, что общение на дне дается легче, чем можно было ожидать. Люди, обитающие там, непрерывно вовлечены в своего рода шоу-бизнес - это необходимо им, чтобы выжить. Общительность придает им оживление. И как показывает мой опыт (хотя это, возможно, зависит от того, чем ты обладал, прежде чем потерять все), они не особенно склонны к насилию. Они много говорят о нем, но так делает любая белая гопота, какую мне доводилось видеть, и ни в одном случае дело не заходило дальше трепа. Обитатели низов - в основном люди дерганные; им приходится подолгу ждать тех или иных вещей, а когда долго чего-то ждешь, то стервенеешь, но в то же время боишься сам себе навредить. Поэтому они нервные, общительные, ехидные и вероломные сплетники - замечательный срез нашего населения. Постояв вместе с ними в очередях в местный продовольственный банк, погревшись в тесной кучке у пропанового обогревателя, послушав их рассказы о том, кто как докатился до жизни такой, - я перестал их бояться. Они не станут вас грабить. Да, они постараются выудить из вас по максимуму денег - видит Бог, им досталась солидная часть наших последних сбережений, но это было мягкое вымогательство, основанное на дружелюбном трепе и прибаутках. Совсем как в мире среднего класса, за исключением дезодоранта.

Продовольственные банки. Это благотворительные пункты, где раз в неделю (чаще - раз в две недели) выдают бесплатные продуктовые наборы. Располагаются они обычно в подвалах церквей, просто потому что церкви - это единственный тип общественных заведений в новых жилых массивах на западе США. Ждать там приходится подолгу, так что осваивайте навыки беженца - приходите с утра пораньше, сразу записывайтесь и получайте номер. И будьте дружелюбным, но напористым. Эти два качества непросто сочетать, но вы быстро научитесь. Дружелюбие вам потребуется, потому что придется просить у посторонних людей помощи и совета: без денег вы уже не можете позволить себе быть одиночкой. А напористость необходима, просто чтобы не дать себя игнорировать. Так что всегда идите на общение, но ни при каких обстоятельствах не показывайте денег (если они у вас есть) и не упоминайте их.

Антидепрессанты. Начинайте принимать их сразу же, если еще не принимаете. Если уже - увеличивайте дозу. Потому что вам будет очень плохо. Не важно, что вы начитались Маркса; не важно, что вы в состоянии анализировать свое разорение в глобальном экономическом контексте - весь этот кошмар творится непосредственно с ВАМИ, и переживать вы будете неописуемо. Ведь вы же американец, а значит, нравится вам это или нет, вы разделяете ценности, принятые в этой культуре: вы судите о себе самом по работе, машине и дому. Лишившись всего этого, вы начнете себя ненавидеть. Даже не пытайтесь спорить - все так и будет. Просто примите этот 'прозак', будь он неладен. Вы бы отказались от шубы в Сибири? Воротить нос от 'прозака' в процессе обнищания так же бессмысленно. Пусть Том Круз со своими проповедями идет в задницу. 'Прозак' спас нам жизнь. Не стану вдаваться в тягостные детали, но честно скажу - не думаю, что мы пережили бы все это, если бы Святой Прозак не снизошел на нас в своей божественной милости.

Поэтому как только вы начнете сползать от опрятной бедности к жизни на улице, немедленно найдите ближайшую к вам клинику для малоимущих, и не стоит чураться запаха от очереди в коридоре. Запахи вообще будут для вас проблемой, но только первые пару недель; потом перестанете обращать внимание: вы сами пахнете, все вокруг - тоже. Если же захочется отвлечься от преследующего вас запаха давно не мытых тел, пристройтесь рядом с кем-нибудь, кто курит. В этом, кстати, заключается одно из немногих преимуществ курения и, возможно, причина того, что все бедняки курят. Однако не советую курить только ради этого. Сигареты безумно дороги, и не один бедолага превратился из-за них в назойливого, зависимого попрошайку.

Умеете ли вы рассказывать свою историю? Это важно, потому что нудеть о причинах ваших лишений вы будете непрерывно 24 часа в сутки, хотите вы этого или нет. Вы обнаружите, что пересказ истории своего падения является очень существенным навыком среди отверженных, а также не надоедающим способом времяпрепровождения. Это подводит нас к такому жизненно важному и при этом неверно понимаемому механизму, как отрицание. Если перефразировать слова полковника Куртца о страхе в романе 'Сердце тьмы', отрицание может быть твоим другом... но может оказаться и врагом, которого нужно опасаться. Отрицание в определенной мере потребуется вам, чтобы избежать полного крушения самооценки. А ваша самооценка очень серьезно пострадает, когда вы станете никем. Легко быть вежливым и скромным, когда у тебя все хорошо, - я был именно таким. Но когда твоя жизнь сыплется, самоуничижение - это роскошь, которую ты не можешь себе позволить. Как говорит персонаж Джима Керри в 'Кабельщике', 'играем по тюремным правилам': если рассчитываешь на уважение, будь готов его требовать. В противном случае остается только развоплотиться и исчезнуть. Так вот, антидепрессанты помогут вам в отрицании фактов, но время от времени вам необходимо отбросить скромность и потешить свое эго, поупражняться в бахвальстве, чтобы пробудить в себе ту ребячливую самоуверенность, которая успела атрофироваться у значительной части вежливых человечков из среднего класса. Вам она понадобится.

Если говорить о практической стороне, то все сводится к вопросу, что выбрасывать за борт. И я веду речь не только об имуществе. Если у вас есть дети... да поможет вам Бог. Ничего не могу в этом случае советовать, потому что у нас с женой - к счастью - детей нет. Но у нас, к сожалению, есть собака. Эта большая неуклюжая щенятина появилась у нас незадолго до того, как наша жизнь рухнула. Наверное, нам стоило сразу же отдать ее кому-нибудь. Пожив с нами в атмосфере страха, холода и ненависти к себе, щенок вырос в очень странную, несчастливую собаку. Раньше, еще когда я был благополучным, у меня было множество разных псов, и все они были веселыми, домашними, игривыми любителями фрисби. Эта же псина абсолютно дикая и вдобавок со странностями. Сейчас, когда у нас наконец-то есть крыша над головой и тепло, нам бывает почти забавно наблюдать за ее поведением - как она вздрагивает и принюхивается на любой шум, запах или движение. Но я знаю, что эта собака была бы намного счастливее, попади она в какую-нибудь семью, где жизнь в доме всего с четырьмя спальнями считается полной лишений.

Кроме того, наличие собаки уменьшает ваши шансы найти новую работу. Наша имеет свойство завывать в одиночестве (еще одно наследие ее трудного детства), поэтому кому-то из нас приходилось постоянно оставаться с ней дома. Ты был по сути прикован к неотапливаемой яхте-развалюхе, на которой мы жили.

Лодка эта была еще одним фактором нашего прозябания; ее нам тоже следовало с самого начала продать, пусть даже с потерей 90% стоимости. Замысел с этой чертовой лодкой заключался в том, чтобы жить на ней задаром, вместо того чтобы снимать где-то жилье по безумным ценам, характерным для западного побережья Штатов. Это была очень неудачная мысль. Если у вас появится вариант перебраться в какое-нибудь аскетическое и бесплатное обиталище, отнеситесь к этой идее с максимальным скепсисом. Вся штука в том, что из подобного прибежища практически невозможно вернуться в нормальный, отапливаемый и комфортный мир. Там нет Интернета. Если вы рассчитываете выкарабкаться, Интернет вам необходим, как и исправно работающий душ, которого на нашей яхте тоже не было. В противном случае начинаешь выглядеть и пахнуть как та самая очередь в клинике для бедных. А это не лучший облик с точки зрения перспектив трудоустройства. Возможно, если бы мы избавились от собаки, у меня был бы хоть какой-то шанс.

Но это еще не все: ты утрачиваешь нечто большее. Ты меняешься совершенно, больше, чем способен осознать; меняешься настолько, что даже когда тебе наконец-то предоставляется возможность, ты уже не в состоянии ее ухватить. Долгие месяцы я пытался устроиться на работу преподавателем, не получая даже ответов на свои резюме, и тут в местном колледже вдруг открылась идеальная вакансия. Им требовался учитель литературы, который преподавал бы также написание сочинений и вел курс писательского мастерства, - как раз моя специализация. Но придя на собеседование, я внезапно осознал, что я уже не тот тихий и вежливый человек, который мог спокойно, ненавязчиво и обаятельно пиарить себя перед членами педагогического совета. Во мне был слишком силен страх перед теми условиями, в которых нам приходилось жить. Все во мне было неправильно, и сам я был неправильный и совершенно не подлежал найму на работу. На катере не было горячей воды, а мне нужно было сбрить жидкие седеющие клочки волос на моей большой плешивой голове; в итоге я брился дешевым одноразовым станком в туалете 'Макдональдса'. Результат легко предугадать: выглядел я так, словно мне на макушку взгромоздилась рысь и покинула это лежбище только после жестокой борьбы. Бэушная спортивная куртка, купленная в дисконтном магазине Value Village на последние 20 долларов с кредитной карточки, казалась мне впору, только пока я не очутился в безупречно чистой, гудящей голосами аудитории, где проходило собеседование. А главное, что я сам стал более громким, импульсивным, страждущим человеком. Если я пытался говорить бодро, звучало это яростно. Когда меня спросили (этого вопроса я ждал), какой смысл преподавателю, работавшему в крупных университетах, наниматься в маленький сельский колледж, я искренне ответил: 'Я лучше буду учить здесь, в глуши, чем в Стэнфорде'. Однако вместо того, чтобы прозвучать воодушевленно, вышло запальчиво. После нескольких месяцев бомжевания я перестал соответствовать принятому уровню громкости и температуры. Я прямо-таки чувствовал, как работа ускользает у меня из рук, и в итоге они действительно взяли на это место человека из местных, который приходился другом директору, даже при том, что по послужному списку я был на голову выше его.

Ради возвращения в тихий, вежливый и нормально пахнущий мир вам будет необходимо устроить себе процедуру психологической разгрузки на пару месяцев. В нашем случае вышло так, что мы сбежали с лодки, нашли, где взять взаймы, сняли на эти деньги квартиру в подвале дома и залегли там, включив отопление на максимум. Только после этого я был готов на еще одну попытку с работой.

Несколько месяцев ушло на то, чтобы успокоиться, поутихнуть, хоть немного избавиться от лишней желчи. Да, вы ведь станете очень желчными. Нельзя же постоянно ненавидеть самого себя: придется время от времени переключаться и винить во всем кого-то еще. Тем более, что у ваших бед действительно может быть какой-нибудь конкретный виновник. Главное, не позволяйте желчи лишать вас сна. Чтобы лучше засыпалось, устраивайте себе долгие прогулки. Можете выкрикивать проклятия в адрес всего мира, если невтерпеж, только продолжайте идти. И что бы ни случилось, не продавайте свой спальный мешок. Я свой пуховый спальник фирмы North Face за время мытарств полюбил гораздо, гораздо сильнее, чем самого себя.

Сон - сам по себе антидепрессант, почти такой же действенный, как 'прозак', причем бесплатный. Волноваться стоит, если через каждые несколько часов вы с криком просыпаетесь. У меня это началось на шестой месяц бомжатской жизни. Именно тогда я сломался и попросил в долг у брата. В этом месте наша история отличается от настоящих уличных судеб: у меня был запасной выход. И я им воспользовался, еще как. Стоило сделать это раньше, на самом деле.

Если у вас есть запасной выход - друг или родственник, готовый одолжить вам денег, чтобы вы могли снять жилье, - обратитесь к нему немедленно. И как только какой-нибудь общий приятель предложит вам для проживания неиспользуемый сарайчик на своем участке или пустующий лыжный домик, - соглашайтесь, лишь бы он отапливался.

Жестокий старый мир, мир отверженных - никуда не делся, и он жаждет заполучить вас. Делайте что угодно, только бы не дать ему прикончить вас. И если за все это время я не обратился к какому-либо незаконному промыслу, то лишь оттого, что, по моим наблюдениям, бедняки находятся для этого в невыгодном положении. Как и многое другое в жизни, преступление - это удовольствие для состоятельных господ.

Posted at 29.12.2008 02:21 pm Link | 0 comment | post comment
Автоамтизация бизнеса в период кризиса - наш шанс и разумный шаг для команий. Если они выживут :-)

location: офис

music: silence

meta: Lotus Notes Domino, Лотус Нотес, автоматизация бизнеса,

   Перед Вами - выполненное задание на тему "Вольное сочинение с обязательным использованием ключевых слов "автоматизация бизнеса, Lotus Notes Domino, Лотус Нотес". Постараюсь, чтобы этот текст был осмысленным и принес Вам пользу. И точно обещаю, что он - искренний и не содержит намеренной лжи.

   Как все слышали, на дворе бушует кризис. И, к моему огромному сожалению, он коснулся многих наших клиентов. Мы, соответственно, тоже полной ложкой хлебаем горячую кашу разочарования. Дело это неблагодарное, неприятное и грустное."А что делать?!" - как говаривал один мой знакомый, который в своей жизни никогда не занимался автоматизацией торговли и ничего не слышал про Lotus Notes Domino, но зато имел большой горбатый нос, маму-еврейку и склонность к философским размышлениям.
   Как к этому подходить и какой позитивный аспект можно уловить в этом трудном и тяжелом времени? Рассматривая картинку с точки зрения клиента - а ведъ понятно, что если будут живы наши клиенты, будем живы и мы - можно заметить первый фрагмент, самый яркий. Он гласит - "ИТ (информационные технологии и всяческая автоматизация бизнеса, в том числе на любимом Лотусе Нотесе) не относится к предметам первой необходимости". Что означает - урезание ИТ-бюджетов. Что означает - если компания будут выбирать между вопросами "как сохранить своих сотрудников" и "что для этого надо сократить" - то быстро высянится, что выбора в-общем то нет. Картинка для нас, как для компании, занимающейся автоматизацией бизнеса, не радостная. Мрачная, можно сказать, картинка.
   Если же вглядываться дальше, "на второй взгляд", становится понятно, что есть еще фрагменты. После того, как компании закончат заниматься выживанием, сократят расходы, уволят сотрудников, переберуться в более дешевые помещения (иными словами, проведут необходимый набор антикризисных мероприятий - кстати, кто знает еще реальные меры и способы борьбы с кризисом - подскажите мне, пожалуйста) - на первый план выйдут вопросы Производительности труда. И в этом - наш шанс. Потому что компаниям придется делать меньшим числом сотрудников ту же работу. Потому что работу в условиях ужесточившейся конкуренции надо будет делать быстрее и лучше. Потому что считать и учитывать придется каждую копейку. И здесь без автоматизации бизнеса не обойтись. И здесь именно информационные технологии, программные системы, максимально реализующие оптимальные бизнес-процессы, становятся предметами первейшей необходимости. И спрос на них будет. А вот делать эти системы (в том числе на Lotus Notes Domino) может статься, уже будет некому. Потому что многие ИТ-компании уйдут с рынка. Это - мой маленький прогноз на ближайшие 1-2 года. И те, кто останутся в живых, снимут сливки. Мне очень хочется быть среди тех, кто останется работать на рынке. И для этого есть все шансы.

   Ваш, Лякин Андрей.

Posted at 18.12.2008 01:20 pm Link | 0 comment | post comment
Картинка в тему

location: офис

music: тишина

meta: Lotus Notes, Разработка Лотус, смешное,

  


Вот нам бы ТАААКУЮ готовность к кризису! Сразу вспоминатеся народная мудрость - "Пока толстый сохнет, худой сдохнет!"
Мы пока на проектах типа "разработка Лотус" там не разжирели (с завистью)...

Posted at 18.12.2008 01:13 pm Link | 4 comment | post comment
Буду оригинален

meta: любое слово,

Ура!!! К нас заработали Блоги!!! :-)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

Это была шутка. Я - ЭМО.

Это тоже была шутка. Я - гениальный директор.

А это, может быть, правда - история нас рассудит. Сегодня просто день такой - веселый и радостный. Ведь нашей компании исполнилось 3 года. Тот, кто тянул на себе какой-нибудъ проект похожей длительности, может оценить мою радость. И усталость тоже. Ну да ладно, сейчас время праздновать, а с понедельника - как обычно, за работу!

Posted at 24.10.2008 05:19 pm Link | 1 comment | post comment